homuncul

Охотники за звуками далекого прошлого

Самой ранней аудиозаписью человеческого голоса, дошедшей до нас, считается несколько секунд песенки "Au Clair de la Lune". Ее напел 9 апреля 1860 г. французский изобретатель фоноавтографа, Эдуард-Леон Скотт де Мартивилль (Edouard-Leon Scott de Martinville). Скотт создавал свой аппарат с целью получить визуальное отображение звука (по типу сейсмографа), и такой опции как проигрывание он в устройство не закладывал. Тем не менее, в 2008 году американцам удалось с помощью компьютерного анализа получить расшифровку звучания. Послушать можно здесь.

Недавно прошла информация, что группа инженеров из Беркли сумела извлечь звук из сохранившейся записи, сделанной Томасом Эдисоном в 1878 году, вскоре после изобретения фонографа. Эдисон использовал не бумагу, а оловянную фольгу, и вот такой фрагмент в довольно потрепанном виде сохранился до наших дней. Чтобы получить акустический сигнал, была создана компьютерная 3D реконструкция фольги, а затем моделировалось движение по ней звукоснимателя. Иными словами, специалисты применили неразрушающую технологию извлечения звука, не требующую прямого (как правило, разрушающего) контакта с носителем. Запись Эдисона можно прослушать здесь.



Конечно, особое чувство возникает при мысли, что слышишь XIX век. Пусть даже в ужасном качестве. Но все же это время достаточно хорошо нам понятно, сохранилось множество артефактов, фотографий и письменных источников. Вот если бы услышать звуки более отдаленных эпох, допустим, Возрождения или даже еще раньше… Читая про Эдисона, сразу вспомнил главу из увлекательнейшей книжки, которую много раз перечитывал в детстве. Книжка называлась «Изобретения Дедала», это был перевод многолетней колонки Дэвида Джонса, которую он вел в 1960-х для New Scientist и где придумывал всевозможные безумные технологии. Там есть такая фантазия:

«Дедал размышляет над загадками, таящимися в мертвых языках: глядя сегодня на письменные древние тексты, мы не можем сказать, как произносились латинские или древнегреческие слова. Лишь в мелочах удается отыскать ключи к разгадке. Например, у Аристофана лягушки говорят «брекекекекс-куакс-куакс», и можно предположить, что с тех пор скромный репертуар греческих лягушек не претерпел значительных изменений. Но нет ли такого естественного процесса, который бы запечатлел подлинные звуки древних языков и донес их до нашего времени? Находясь под впечатлением вокальных упражнений маляров, ремонтировавших его квартиру, Дедал высказал догадку, что возможность раскрыть эти тайны нам предоставляет нехитрое штукатурное ремесло. Дедал отмечает, что под действием звука мастерок, как любая плоская пластина, вибрирует — соответственно, когда поющий работник ведет мастерком по сырой штукатурке, на ней остается фонографическая запись его песни. После высыхания поверхности запись можно проиграть, проведя соответствующим звукоснимателем в том же направлении. Повысить качество воспроизведения можно путем изготовления реплики с оштукатуренной поверхности из более прочного материала или с помощью микроскопического анализа «фонограммы».

Таким образом, мы располагаем теперь новым и чрезвычайно мощным методом воспроизведения трудовых песен древнегреческих штукатуров. Богатейший кладезь классической брани может быть открыт, скажем, на стенах Кносского дворца. Респектабельные любители старины, безнадежно призывающие древние стены заговорить, будут несколько обескуражены, когда эти стены откликнутся на их призыв. Разработанная Дедалом новая методика археофонографии имеет, однако, гораздо более обширную область применения. Например, при записи под диктовку стилом на глиняных табличках наряду с письменным документом должна запечатлеться и фонограмма диктуемого текста, а также не относящиеся к делу замечания незадачливого писца, которыми он разражался при очередном ляпсусе. Дедал надеется также обследовать отштукатуренные стены в старинном городе Стратфорде, чтобы окончательно опровергнуть злобные вымыслы, будто Шекспир говорил на американском диалекте, который был перенесен в Америку первыми переселенцами и сохранился там, в то время как англичане постепенно перешли на современные языковые стандарты дикторов Би-Би-Си»

Забавно, что вскоре в редакцию New Scientist пришло письмо от Richard G. Woodbridge, который утверждал, что послал в Nature статью именно с таким предложением. Там его отшили, но Вудбридж все-таки опубликовался: "Acoustic Recordings from Antiquity", Proceedings of the IEEE, 1969. В статье он приводит примеры удачной записи музыки на мазках краски, оставленных кистью, а также сообщает о воспроизведении слова, акустически записанного кистью на портрете. Оказалось, что некоторые восприняли идею всерьез. Часто при этом ссылаются на шведский сборник Archaeology & Natural Science (1993), где была опубликована статья "The Brittle Sound of Ceramics - Can Vases Speak?" (увы, текст на глаза не попался). Еще одна статья и тоже офф-лайновая: “Fossil Voices” W.M. Heckl, In: Durability and Change: The Science, Responsibility, and Cost of Sustaining Cultural Heritage, ed. W.E. Krumbein, et. al. London; John Wiley and Sons Ltd.1994

Однако, по всей видимости, главного приза за полет воображения заслуживают трое российских археологов, которые в своем докладе пишут:

«…по мнению некоторых экспертов, метод поиска фонограмм речи неперспективен по причине низкой вероятности наличия такого сигнала на поверхности гончарных изделий. Однако результаты экспериментальных работ со статистически случайной выборкой гончарных изделий… говорят об обратном. Процент вероятной речевой компоненты, встречающейся на поверхности гончарных изделий XIV-XVI вв., достаточно высок, что позволяет надеяться в скором времени на успех, естественно, при условии проведения активных комплексных исследований гончарной керамики. Кроме речевой компоненты на фонограммах, полученных от гончарных изделий, достаточно уверенно выявляются сигналы дыхания и пульсации от сердечной деятельности гончара-обработчика. Это весьма важные информационные показатели, на основании которых с помощью современных медицинских методик можно проводить анализ состояния дыхательной и сердечно-сосудистой системы гончара. В некоторых случаях возможно определение параметрических характеристик роста, веса, отдельных частей тела, пола, возраста гончара. То есть, керамические изделия, изготовленные на гончарном круге, могут выступать в качестве палеоантропологического материала».

В связи со всем изложенным возникает вопрос: учитывая новые технологии анализа трехмерных реконструкций, примененные в случае с записями Эдисона – где находится грань, отделяющая потенциально реализуемую научно-техническую задачу от фантастики, переходящей в явный бред. Получится ли снять хоть какой-то сигнал, для начала, с современных поверхностей. Хотя в успех верить очень хочется. Услышать, например, голос Леонардо да Винчи было бы впечатляющей перспективой.
...достаточно уверенно выявляются сигналы дыхания и пульсации от сердечной деятельности.
бгггг....давайте уж говорить правильно: достаточно уверенно выделяются сигналы вот с таким спектром, который имеет вот такую то корреляцию с тем то и тем то
Были бы сигналы... А корреляция найдется. Особенно, когда за дело берутся такие решительные археологи.
P.S. Самое прекрасное я не привел. У авторов (в другом тексте) вплоть до расшифровки мыслительных процессов у гончара.
Верю верю... даже без ссылок верю, чото потом они логически дошли и до этого
Это вам не банальный вечный двигатель.
mythbasters в одной программе проверяли легенду о возможности извлечения звуков с поверхности древних гончарных изделий. и показали что это невозможно.
звукоснимателем: «...Воспроизводящее устройство было сделано из проигрывателя, в котором корундовую иглу заменили на стеклянную, закруглённую шариком (чтобы не поцарапать глину). Даже профессиональная студия не смогла выделить из шума звук...»
Тогда результат был предрешен заранее.
Впрочем, с тв-шоу спрос небольшой.
просто легенда, которую они разбирали, была про то, что когда древние гончары крутили на кругах свои изделия и наносили узоры палочками, колебания палочек могли зафиксировать звуки — как на грампластинке. поэтому они и копали в этом направлении.
Они таким путем и с фольги Эдисона ничего бы не считали.
Стеклянной иглой, потом на студию звукозаписи отнесли. Как то не очень серьезно.

Это эпизод 62.
Через руки гончара? Это вряд ли, они слишком мягкие, были бы протезы- другое дело. Да и характерная длительность сигнала будет с учетом скорости вращения меньше секунды, не всякий фак влезет :)
По большому счету нужен контрольный опыт с современной керамикой от кустарей- а для удобства крутить при работе разную музыку, её всяко проще восстановить. Вот тогда и посмотрим :)
И еще. Кажется до Эдисона кто- то из немцев записывал голос на закопченое стекло- понятно, не имея средств считывания, чисто для демонстрации студентам. Вот это, возможно, и получится восстановить.
Я в самом начале написал - француз, на закопченую бумагу. Гораздо раньше Эдисона.
Про немца не в курсе.
Теплый доламповый звук
Пользователь anariel_elensul сослался на вашу запись в записи «Теплый доламповый звук» в контексте: [...] на стенах моей кухни, я бы хотела стереть. Оригинал взят у в Охотники за звуками далекого прошлого [...]
Ссылки
Пользователь dok_zlo сослался на вашу запись в записи «Ссылки» в контексте: [...] 10 Охотники за звуками Тыц [...]
По-хорошему, надо бы оценить величину эффекта, который хотим пронаблюдать. Вряд ли, она окажется больше, чем величина каких-нибудь сопутствующих шумов. Например, связанных с неоднородностью материала или особенностями вегетативной нервной системы.
Услышать, например, голос Леонардо да Винчи было бы впечатляющей перспективой.

Леонардо да Винчи это проект, вроде Бурбаков.

У Кира Булычёва был рассказ на эту тему. Возможно именно он вдохновил трёх российских археологов.