May 4th, 2009

homuncul

Научный мусор

Информация, не попадающая в научные отчеты. Важные данные, сообщающие о предмете исследования едва ли не меньше, чем сам эксперимент, но проявившиеся спонтанно, единично и потому не являющиеся наукой. Про них непозволительно сообщать в публикации, можно лишь иногда рассказать в письме или изложить в книге.

Должно быть, у многих есть такой опыт. Массив фактов и наблюдений подобного рода потенциально представляет собой огромный резервуар raw data, по существу, нигде не зафиксированный и находящийся вне поля науки. Наверное, для точных наук это не критично в силу неуникальности большинства объектов. Мне сложно оценить. Но в биологии такие данные могут оказаться ценными. Объекты уже считаются уникальными, их история имеет значение, и воссоздать в точности одну и ту же ситуацию практически невозможно.

[Было бы разумно складывать 'ненаучные’ данные в отдельный архив, для будущих поколений. Заведомо понимая, что на данном этапе с этим ничего сделать нельзя. С ростом объема архива и совершенствованием методов интеллектуального анализа данных там могут выявиться регулярности и паттерны, которые не видны при взгляде из отдельной лаборатории.]

Ниже, в качестве иллюстрации, фрагмент из книги Alex & Me: How a Scientist and a Parrot Uncovered a Hidden World of Animal Intelligence--and Formed a Deep Bond in the Process (2008, amazon)
Ее написала Irene M. Pepperberg, по итогам многолетней работы с попугаем Алексом. Это был проект изучения когнитивных возможностей животного, не являющегося приматом, путем коммуникации с ним на естественном английском языке. Она приводит ряд любопытных эпизодов, где Алекс проявлял себя неожиданным образом. Такие случаи не могут фигурировать в научной публикации. Тем не менее, они свидетельствуют об интеллекте животного ничуть не меньше, чем тесты, которые он проходил. Вот шутливый пример. Read more...Collapse )