August 6th, 2012

homuncul

Малыш и Толстяк

«Как ни странно, но мне часто приходилось наблюдать, что
символы власти и ранги действуют на ученых сильнее, чем на военных».


Лишь недавно довелось прочитать старую уже книгу генерала Гровса, возглавлявшего Манхэттенский проект по созданию атомной бомбы. По понятным причинам автор сообщает далеко не все. Тем не менее, очень познавательный текст во многих отношениях и, как ни удивительно, читается на одном дыхании, несмотря на сухость изложения. Никаких эмоций и скандальных подробностей, только факты и последовательный рассказ о всех этапах проекта, трудностях, с которыми пришлось столкнуться, и способов их преодоления.

Научная сторона проекта в книге почти не затрагивается (автор мудро не лезет в чужой огород), зато в полной мере раскрыта организационная: очень хорошо показано, как выстраивалось взаимодействие и распределялась ответственность, на основе каких соображений делался выбор, какие угрозы учитывались, как решались технические проблемы и т.п. Безотносительно к цели проекта, книга может служить отличным пособием для менеджеров высшего уровня наряду с классическими работами зубров типа Ли Якокки. Задача, поставленная перед Гровсом, была уникальной – человечеству ранее не приходилось создавать оружие грандиозной разрушительной силы, причем, в обстановке глубочайшей секретности (даже от собственного Госдепартамента). Количество и масштаб мероприятий, которые пришлось осуществить, от постройки крупных технологических объектов до разведывательных операций в Европе и Африке, впечатляют. Под конец книги читатель, преодолев вместе с автором все перипетии проекта, уже с трудом удерживается от желания сбросить, наконец, эту бомбу, отнявшую столько сил и средств, хоть куда-нибудь. Вообще говоря, это не совсем шутка, поскольку из повествования Гровса следует, что такое соображение имело место и оказало определенное влияние на итоговое решение о бомбардировке.

В рассказе Гровса есть несколько довольно откровенных признаний, хотя не всегда они формулируются явно. Например, он подтверждает, что шансов создать атомное оружие до конца войны у Гитлера не было. Германия как в научном плане, так и в техническом была далека от того, чтобы сделать готовую бомбу. Гровс и военное руководство в целом еще в начале 1940-х гг. отлично осознавали, что их работа направлена главным образом не на свержение Германии, и даже не на принуждение к миру Японии (хотя это служило отличным предлогом). Цель, скорее, была более глобальной и долгосрочной - обеспечить подавляющее военное превосходство США в мире, где главным противником на много лет вперед станет СССР.

Достаточно красноречиво описано отношение к союзникам. При взаимодействии от Франции и Британии скрывалось все, что возможно было утаить, а стратегию насчет Советского Союза характеризует следующий эпизод:
Большая часть интересовавших нас в Германии объектов находилась на территории будущей французской зоны оккупации, однако самый важный для нас - завод концерна "Ауэргезельшафт" в Ораниенбурге - был расположен в пределах зоны, которую должны были оккупировать русские. Добытые в Страсбурге сведения подтвердили наши подозрения: этот завод занимался производством урана и тория для атомных исследований, а следовательно, и для возможного изготовления атомного оружия. Поскольку у группы "Алсос" не было никаких возможностей проникнуть в район этого завода, я предложил генералу Маршаллу разбомбить его. Получив согласие Маршалла, я направил своего сотрудника майора Смита к генералу Спаатсу, командующему стратегической авиацией в Европе, поручив ему передать генералу нашу просьбу. Спаатс полностью согласился с предложением, и днем 15 марта 612 летающих крепостей сбросили на завод 1506 тонн фугасных и 178 тонн зажигательных бомб. Все наземные сооружения завода были разрушены до основания. Для маскировки перед русскими и немцами цели полета одновременно такой же массированный удар был обрушен на городок Зоссен, где располагался штаб "вермахта".

Для бомбардировки Японии Гровс предложил четыре города, в том числе Киото, и руководствовался при этом следующим соображением: «Большая площадь, занимаемая этим городом, позволяла ожидать, что область разрушений окажется внутри его территории, а это поможет определить разрушительную силу бомбы». Что называется, чисто профессиональный подход, ничего личного. Подробнейшим образом автор рассказывает об испытании бомбы в Аламогордо и практически поминутно о боевых вылетах на Хиросиму и Нагасаки. Сентиментальности в книге нет совсем, а моральная позиция выражена так:
Выслушав мое сообщение, Стимсон передал свои поздравления всем участвовавшим в операции. Генерал Маршалл высказал соображение, что не следует проявлять слишком много восторга по поводу нашего успеха, поскольку он наверняка стоил жизни многим тысячам японцев. "Эти жертвы трогают меня меньше, чем судьба американских солдат - участников печально известного Батаанского похода", - ответил я. Когда мы вышли в холл, Арнольд хлопнул меня по спине и сказал: "Я рад, что вы так сказали. Я полностью с вами согласен". То же самое (я был уверен в этом) чувствовал любой кадровый военный, в особенности занимающий ответственный пост.

Много интересных деталей, воссоздающих картину войны, ведущейся за пределами фронта. Стенограммы подслушанных разговоров арестованных немецких физиков также добавляют объема. Словом, книга весьма познавательная для тех, кто интересуется историей вопроса и, кроме того, избавляет от ряда иллюзий, если таковые имеются. Рекомендую. Гровс Л. Теперь об этом можно рассказать. — М.: Атомиздат, 1964. В сети есть повсеместно, например здесь.

В качестве иллюстрации к тексту немного фотографий: Read more...Collapse )
Tags: , ,