nature_wonder (nature_wonder) wrote,
nature_wonder
nature_wonder

Categories:

Неожиданный д.м.н.

Вчера на съезде "Нейронет" случился занятный эпизод.

Брюховецкий Андрей Степанович, генеральный директор клиники "Нейровита"

Доктор медицинских наук, профессор, невролог. Руководитель центра биомедицинских технологий ФГБУ Федеральный научно-клинический центр специализированных видов медицинской помощи и медицинских технологий Федерального медико-биологического агенства России. Вице-президент международной ассоциации нейрореставрологии, член Европейского неврологического общества.

Всколыхнул собрание.

14853063_857131207755904_5676224329792437735_o[1].jpg

Говорили, конечно, о нейротехнологиях: что достигнуто в мире, как угнаться и что мы можем уже сейчас. Участник команды Cybathlon от России, инвалид, с помощью 8-канальной ЭЭГ (шапочка на голову) провел мультяшного человечка по дистанции -- показал то, что он делал на состязании в Цюрихе. Там он на несколько секунд отстал от победителя и был вторым.

Затем были впечатления от Cybathlon, детали подготовки, планы на будущее. Надо усложнять задачи, переходить на сухие электроды. И так далее. Встает Брюховецкий и к разработчику:

-- Скажите, а какое отношение ваше устройство имеет к нейроинтерфейсам?.. Вы снимаете информацию не с мозга, а с мышц головы. Какое отношение к мозгу это имеет?

В зале замешательство. Невролог поведал историю о мокрой тряпке, с которой снимали ЭЭГ, и несколько специалистов бились над диагнозом "пациента". Затем продолжил:

-- Вы выдаете желаемое за действительное, вы снимаете потенциалы мышц. ЭЭГ без экспертизы использовать сегодня нельзя, потому что толку от нее никакого нет. Мы единственное, что можем показать -- это судорожную активность.
Ответные заверения в том, что артефакты от сигнала отличать мы умеем, не дали эффекта.

-- Поверьте, вы делаете то, что кажется вам важным, но на самом деле это не нейроинтерфейс. У вас нет информации о мозге. Вы создали красивую игрушку, которая реагирует на какие-то мышцы. Я занимаюсь этой проблемой вместе с Эндрю Шварцем из Питтсбурга и понимаю, о чем я говорю. Надо называть вещи своими именами, это не нейроинтерфейс.

Передаю дословно.

Что ж, упоминание Шварца -- ход сильный, он из лучших в мире экспертов по BCI. Совсем недавно взял новую высоту, дал протезу осязание. Но замечу, что Шварц работает с инвазивными нейроинтерфейсами и не работает с ЭЭГ.

Считывание с поверхности головы всегда было предметом споров. Ученые регулярно задаются вопросом: а что мы измеряем на самом деле? Но одно дело -- искать локализацию. Какие именно группы нейронов мы "видим" на ЭЭГ. Только те, что в первых слоях коры или можем из глубины мозга засечь сигнал? Кажется, Татьяна Строганова -- если верно помню -- настаивает, что ЭЭГ дает лишь активность коры. И это рабочая научная дискуссия. Равно как и про артефакты.

Совсем другое дело -- отрицать ЭЭГ мозга в принципе.

Регалии Брюховецкого плюс Шварц так не сочетались с тем, что он говорил, что в перерыве вокруг него возникли любопытные. Он давал более развернутые объяснения. Суть: мозг не обрабатывает информацию, это приемник (здесь не оригинально). А настоящий процессор -- пространство между мозгом и черепом!

Доктор медицинских наук, профессор, невролог. Руководитель центра биомедицинских технологий... Член экспертного совета по развитию и внедрению клеточных технологий при Министерстве здравоохранения Российской Федерации.

dura mater?

Оказалось, у него своя теория, где главенствуют мягкая мозговая оболочка и спинно-мозговая жидкость. И слушатели быстро растворились. Они ведь тоже с регалиями и опытом.

Теорию Брюховецкий изложил в книге "Проблемы теоретической неврологии. Информационно-коммутативное устройство и принципы работы головного мозга" (Полиграф-Плюс, 2014). А в кратком виде здесь.

Читаем:
"Возможно, что мы просто не видим, что-то очень важное, что лежит на поверхности, что-то банальное и очевидное. Мы так часто повторяем известную догму о том, что мозг думает, что даже не пытаемся усомниться в её истинности, хотя прекрасно понимаем, что скорость передачи информации в нервной ткани не может сравниться со скоростью течения наших мыслей."
Продолжу, такую скорость Гоголь называл "легкостью в мыслях необыкновенной".

Брюховецкий: "Очевидно, что идея помещения плавающего мозга в полость черепа основана на более важных основаниях, чем только сомнительная механическая защищенность мозга черепом".

Эти основания -- способность спинно-мозговой жидкости вместе с мягкой оболочкой проводить вычисления, более мощные, чем мозг.

"Мягкая мозговая оболочка фантастически соответствует требованиям, предъявляемым к голографическим пленкам и универсально приспособлена для получения и отдачи биологической информации и выведение её в информационное поле для обработки и синтеза. Это гладкая биологическая мембрана, способная проецировать на себе любые голографические образы и выполнять функции жесткого диска компьютера".

"Таким образом, уникальным анатомическим субстратом и основным материальным носителем для записи, хранения и воспроизведения информации в организме человека является именно мягкая мозговая оболочка головного мозга. Именно потому, что информация записывается, хранится и воспроизводится с ММО, а не с нейральных сетей, что полностью объясняет удивительный и не объяснимый конвенциональными теориями факт полного сохранения памяти у пациентов после клинической смерти, когда обнуляется энергетический потенциал коры головного мозга, а приходя в сознание человек перенесший клиническую смерть помнит и узнает всех своих родственников и знакомых, а также помнит все события предшествующие клинической смерти. Если бы память хранилась в нейральных сетях или в полевых формах материи, то она бы полностью стиралась бы при клинической смерти, так как при ней регистрируется полное отсутствие биоэлектической активности мозга и дезинтеграфия магнитноэнцефалографических проявлений головного мозга".

Чтение увлекательное, многоохватное. И даже можно найти ценные наблюдения и факты. Наверное, я не очень вправе судить -- где я, и где доктор медицинских наук. Но мне грустно: похоже, ученого хватил известный синдром, когда объект, который он изучает, все более кажется ему ключом к разгадке, ведь он столько про него узнал, проник в его тайны и так его полюбил. Плюс то самое выпиливание лобзиком (поучительная история про Пенроуза-старшего, рассказанная Фрэнсисом Криком).

И ведь всё это не отменяет того, что Брюховецкий опытный врач и спасает больных людей.

Вот такая загогулина.

Во избежание: на съезде он понимания не нашёл и, по сути, попал на него случайно.

20161025_183053.jpg

Зато Альберт Ефимов накануне вернулся с крупнейшей выставки роботов в Китае: там все разговоры не про роботов, а про ИИ и глубокое обучение. И на волне успехов deep learning он задает вопрос: отчего DL так любит распознавать кошек? Сам же отвечает: потому что ошибка в 5% не критична. Если же от решения системы зависит жизнь и здоровье людей, результат 95% уже не кажется высоким.

В его словах читалась мысль, что в распознавании дойти с 0% до 95% куда легче, чем с 95% до 96%. И каждый следующий шаг будет даваться на порядок трудней. И старая проблема -- мы не сможем узнать, как DL-интеллект принял решение. Так что Ефимов, кажется, не разделяет нынешний hype.

Любомир Афтанас, академик РАН, зашел с другой стороны: ИИ будет помогать врачам, все диагностические системы должны давать врачу экспертное решение. Меняется повестка медицины, а система подготовки врачей старая, и это нужно менять.

В медицине сейчас стоит вопрос, где границы нормы и патологии. Параллельно существует понятие 'пика формы', нужно понять его вариативность.

Четыре ключевых заболевания: депрессия, шизофрения, болезнь Альцгеймера и Паркинсона. Ущерб в США оценивается в $200 млрд. в год. Причем 40% пациентов не реагируют на терапию. Отсюда возникает тераностика, когда терапия служит инструментом диагностики. У больного депрессией ответ на лекарство может занять от одного дня до восьми недель. И в худшем варианте врач два месяца ждет, чтобы узнать, помогает ему терапия или нет. Это серьезный вызов.

Как реагирует рынок?

-- Если вы посмотрите на кривые финансирования нейрофармы и технологий неинвазивной стимуляции, они как раз сейчас начинают расходиться. Вложения в технологии стимуляции начинают усиливаться, чтобы появилась альтернатива, если больной демонстрирует устойчивость к обычному лечению.

Так Афтанас подтвердил то, о чем я писал в августе про электроцевтику.
Tags: brain, scientists
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 90 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →