Category: медицина

homuncul

Свет и звук как средство лечения болезни Альцгеймера?

Пару лет назад в MIT разработали простой и дешевый метод борьбы с амилоидными скоплениями в мозге, которые сопровождают развитие болезни Альцгеймера. Писал тогда об этом в fb. Теперь история получила продолжение.

Кратко метод был в следующем -- мышке с Альцгеймером (модель заболевания) по часу в день включали свет, мерцающий на частоте 40 Гц. И ткани мозга мышки в зрительной коре постепенно избавлялись от бляшек. Результат интересный и интригующий. Но встал вопрос, как бы то же самое провернуть с другими областями мозга. Уже тогда было ясно, что стоит попробовать иные формы стимуляции, чтобы сигнал шел не через глаза. Первый выбор -- звук, конечно. Просто и неинвазивно. И вот на днях в Cell вышла статья той же группы, где они использовали звуковую стимуляцию таких же мышей, включая им щелчки на частоте 40 Гц.

И что же, на этот раз бляшки исчезали в слуховой коре и в гиппокампе, а у мышей улучшилась пространственная память. Для усиления эффекта грызунам затем устроили настоящую дискотеку,  сочетали оба вида стимуляции, свет со звуком, и амилоидные скопления сократились по всему неокортексу. А ведь и гиппокамп, и префронтальная кора как раз важны для поддержания когнитивных функций, которые страдают при Альцгеймере.


Как это работает, по-прежнему не ясно, но подозрения падают на микроглию. Якобы стимуляция активирует эти клетки, и они начинают эффективнее очищать мозг от мусора. Авторы планируют в ближайшем будущем начать испытания с людьми. Будем следить за развитием сюжета. Повторю то, что писал два года назад: до реального лечения Альцгеймера еще далеко. Пока есть результат на мышах, но модельные мыши, при всем уважении, не люди. Эффект неустойчивый. Служат ли бляшки причиной Альцгеймера -- тоже под вопросом. Однако сам факт, что столь простой, предельно нехайтековый метод дает ощутимое улучшение -- удивителен сам по себе.

Multi-sensory Gamma Stimulation Ameliorates Alzheimer’s-Associated Pathology and Improves Cognition -- Cell, 2019
A Possible Alzheimer’s Treatment With Clicks and Flashes? It Worked on Mice -- NY Times
homuncul

В поисках человека. Серая зона

“Несколько лет назад психологи из Гарварда обнаружили, что люди воспринимают пациентов, находящихся в вегетативном состоянии, более мёртвыми, нежели реально мёртвых. Похоже, это связано с тем, что смерть мы явно или подспудно расцениваем как отделение души от тела, и душа, таким образом, продолжает осознавать, размышлять и чувствовать, а в состоянии «овоща» сознание отсутствует – нет ни мыслей, ни эмоций”.

Написал на днях про исследования Оуэна -- он доказал, что часть вегетативных больных находится в сознании, и даже смог установить с ними контакт. В реальности, путь от первых догадок до полноценных и убедительных экспериментов занял много лет. Пройти такой путь, от всеобщего скепсиса до триумфа, мог только по-настоящему увлеченный и упорный человек.


Началось с того, что Оуэна посетила гениальная идея. Возможно, она посещала не только его, но именно ему хватило смелости и безрассудства, чтобы ее воплотить. С середины нулевых он неоднократно становился хэдлайнером новостей, в т.ч.и я писал про его знаменитый эксперимент.

Но тогда я просто изложил техническую часть. Теперь же мне важно было поставить акцент -- о чем эти эксперименты “на самом деле”. Как пишет сам Оуэн в конце 5-й главы своей книги:

I realized that by investigating the gray zone, we were really investigating what it means to be alive. We were exploring the border between life and death. We were right at the nexus of trying to figure out the difference between a body and a person, the difference between a brain and a mind.

Фактически, замер сознания у пациентов -- не только медицинский вопрос. На более фундаментальном уровне это попытка определить, кого мы считаем человеком. Со времен известного спора Платона и Диогена мы укротили атом и вырвались в космос, но в понимании самих себя вряд ли бы сильно впечатлили древних греков.

А зачем понимать? Хотя бы затем, что вскоре у нас в руках будут инструменты, способные направленно и глубоко изменять природу человека [прежде всего, генная инженерия и нейротехнологии]. И затем, что прежние нормы и системы управления рушатся, а в турбулентности у нас уже вполне хватит сил уничтожить цивилизацию целиком. И еще затем, что “радио есть, а счастья нет”. Словом, это не блажь и не любопытство философа. Это способ наименее болезненно войти в новую эпоху, где веками выработанные правила и приемы перестают работать. Чтобы сохранить ценное.

Возвращаясь к Оуэну, в книге он описывает свой многолетний поиск, делится любопытными деталями экспериментов с пациентами, своими мыслями и переживаниями. Добавляет объема в восприятие темы. История из первых рук -- читал не отрываясь, язык простой и понятный. Надеюсь, переведут.

В оригинале книгу выложил здесь

Моя новая статья про Оуэна.
homuncul

Мозг, машины и просветление. Сценарий Ликлайдера

Написал о том, как и почему людям почти неизбежно придется подключать мозг к компьютерам. В чем логика и основной драйвер (за пределами медицины), какие инструменты нейротеха уже имеются либо разрабатываются.

Полный текст в жж не помещается, выложил на отдельной страничке.

homuncul

Юбилей гомункулуса

На моей аватарке изображен сенсорный гомункулус. Фигурка стоит в Музее естественной истории в Лондоне. Причем рядом там есть моторный гомункулус, они похожи, но не стоит их путать. Многие уже знают, отчего “человечки” выглядят так странно. Но знаете ли вы, что сегодня их день рождения? Гомункулусы появились ровно 80 лет назад, их “открыл” канадский нейрохирург Уайлдер Пенфилд вместе с Эдвином Болдри. Первого декабря 1937 года вышла их статья в журнале “Brain”.


Да, 3D версии созданы гораздо позже, на основе плоских рисунков, а вот рисунки — плод научных исследований. В статье авторы впервые выдвигают идею гомункулуса и дают его изображение. Статья наполнена сводками данных, полученных из кортикальной стимуляции 126 пациентов, их Пенфилд оперировал под местной анестезией в период между 1928 и 1936 гг.

По собранным данным авторы построили карту двигательной и соматосенсорной локализации в мозге человека. В статье карту представили как искаженную человекоподобную фигуру. Гомункулус изображен висящим вверх тормашками, голова отделена от тела, и отдельно показаны глотка и язык. Болдри свел воедино все точки стимуляции по всем пациентам для каждой части тела, взяв их из рабочих заметок Пенфилда, фотографий и рисунков.

Пенфилд (слева) и Болдри (в центре) создали гомункулуса (справа).

А если кто не знает, столь причудливые пропорции “человечка” иллюстрируют идею того, как части тела представлены в мозге. Кисти, губы и язык гораздо сильнее иннервированы, их связи с мозгом богаче, и потому они огромны на фоне рук, ног и туловища.


Здесь заложено очень сильное упрощение, так как четких границ в мозге между зонами нет. Гомункулус дает лишь грубое приближение вероятности того, где нейрохирург может найти активацию определенных частей тела. Как пишет автор статьи по ссылке ниже, “нет никаких сомнений, что Пенфилд и Болдри хорошо знали об этом”.


Спустя десять лет Пенфилд предложил новый рисунок гомункулуса, более качественный. Но и тогда он предупреждал, что “такого рода рисунки могут легко ввести в заблуждение, если придать слишком много значения форме и сравнительным размерам.”


Гомункулус, тем не менее, стал удачной метафорой сложных неврологических связей мозга и тела и, вероятно, никогда не потеряет свое место в учебниках. Так считает Марко Катани, написавший в журнале “Brain” посвящение гомункулусу, и я с ним согласен.

"A little man of some importance", Brain, 2017 (обложка кликабельна)


P.S. Пенфилд занесён в Канадский зал медицинской славы, его именем названо авеню в Монреале. В 1958 он стал иностранным членом Академии наук СССР. Всего за жизнь четыре раза посещал СССР: в составе Британо-Американо-Канадской миссии в 1943 г., потом в 1955, 1958 гг., и в 1962 г. в связи с травмой Льва Ландау.

3D гомункулусы в музее: фото
Плоские гомункулусы: пример

homuncul

Зачем одной клетке связь со всем мозгом?

Гигантский нейрон, опоясывающий отростками весь мозг мыши. Его открыли недавно, в Allen Institute for Brain Science, применив новую технику визуализации. Тело нейрона находится в области под названием клáуструм (Claustrum), а это интригующее место. Клауструм -- тонкая пластинка серого вещества под корой в центре мозга, есть и у человека, но изучена слабо. И роль ее не вполне понятна.

A digital reconstruction of a neuron that encircles the mouse brain

В статье 2005 года Фрэнсис Крик и Кристоф Кох высказали догадку, что клауструм дает начало процессам сознательного восприятия. Крик умер еще до публикации, но как поведал Рамачандран, когда он последний раз виделся с Криком, тот сильно был увлечен Claustrum.

“Уже когда я прощался, Крик сказал: «Рама, я думаю, секрет сознания скрыт в клауструме. Иначе зачем эта крошечная структура подключена ко столь многим областям мозга?». И он заговорщически подмигнул мне”.

Спустя 10 лет после смерти Крика доктор Кубесси лечил от эпилепсии 54-летнюю женщину. Один из электродов был вживлен глубоко в мозг в область клауструма. Когда его включили, пациентка впала в ступор. Она не отвечала на вопросы и безучастно смотрела в пространство. Дыхание ее замедлилось. Когда стимуляцию прервали, она пришла в себя и ничего не помнила о том, что с ней случилось. Так происходило всякий раз, когда включали тот самый электрод, на протяжении двух дней, пока искали нужную зону для лечения. Пресса объявила, что найден переключатель сознания в мозге.

То был единичный случай, по медицинской необходимости. На нескольких людях такие опыты ради научного любопытства не проведешь. И клауструм все еще скрывает тайну, если она у него есть.

Кристоф Кох, второй автор той статьи 2005 года, еще полон сил, хотя и приуныл в последние годы из-за тщетности попыток узнать природу сознания методами нейронаук. Но у него на руках все карты -- ведь именно он руководит Allen Institute for Brain Science. Кох и открыл этот гигантский нейрон: нет сомнений, что то была его идея, отследить проекции клеток из клауструма.

A giant neuron found wrapped around entire mouse brain -- Nature News, 2017
homuncul

Цените аномалии. Случай CG

Вот необъяснимая, на первый взгляд, история. У женщины 43 лет, назовем её CG, случилось кровоизлияние в мозг. Сильная головная боль, тошнота, потеря сознания, госпитализация. Врачи сделали томограмму: типичное субарахноидальное кровоизлияние (САК)*, т.е. кровь вылилась в оболочку между мозгом и черепом. Провели операцию, снизили внутричерепное давление. Спустя 10 дней остановка сердца, реанимация, приход в сознание. В следующие дни сильный спазм сосудов, кислородное голодание мозга, т.н. церебральная ишемия. Словом, мозгу пришлось тяжко, нарушения сразу во многих местах. Пять дней женщина игнорировала левую половину пространства (зрительный неглект, когда мир для человека существует лишь справа; он не просто не видит то, что слева, но и не осознает этого). Всего 41 день в отделении интенсивной терапии, потом выписали с левым параличом.

Спустя полгода у CG судорожный эпилептический припадок. Еще через полгода ей делают трепанацию, удаляют справа переднюю, височную и теменную кости черепа, заменяют пластиной из титана. Через два месяца у неё ишемический инсульт: поражены миндалевидное тело и еще ряд зон мозга. Снова клиника, там женщина приходит в себя, затем её выписывают. Без осложнений.

У женщины все в норме -- кроме небольшой потери чувствительности в правой руке нет видимых неврологических, когнитивных, эмоциональных нарушений, нет патологий в поведении. Неврологи озадачились. На сканах мозга у CG такие серьезные и множественные поражения, что она должна быть инвалидом. Решили изучить её детально, по методике, вдруг отклонения не видны на глаз. Женщина прошла тесты на ориентацию в пространстве, внимание, память, владение речью, распознавание эмоций. Ученые оценили её уровень тревожности, способность строить модель сознания чужого человека (theory of mind), способность к целенаправленной деятельности (executive functions). Те же тесты прошли и здоровые женщины похожего возраста и уровня образования, без истории нервных болезней.

И что же? Пациентка CG ни в чем им не уступила. Хотя тесты подбирались как раз под пораженные участки мозга. Ученые оставили лабораторию, пошли к ней домой, наблюдали в обычной жизни (гуляет по утрам, готовит, работает на компьютере, плавает каждую неделю), говорили с родными. Как ни гляди -- нормальный человек, лишь череп поблескивает на солнце.


Они пишут в статье, что случай CG не ложится в принятые теории о связи анатомии мозга и функций. Авторы дают объяснения и затем отбрасывают. Первое, нейропластичность. Соблазн так думать велик, но 43 года уже, и после выписки прошел всего год. Очень вряд ли.

Второе, запас прочности мозга, здоровый образ жизни, умственная нагрузка -- все это резерв для восстановления функций, но тоже вряд ли. Слишком сильные и обширные нарушения.

Крайний вариант: второй инсульт сработал как встряска и вернул потери от первого. Парадоксы такого типа, когда повторная травма восстанавливает функцию, редко, но бывают. Увы, после кровоизлияния CG тестов не проходила, так что тут можно лишь спекулировать.

Как любая аномалия, кейс CG не имеет надежных объяснений. Ведь они даются в рамках теории, а та строится на статистике. Не случайно в науках о жизни речь всегда о выборке, чем она больше, тем надежнее вывод. Так мы копим знания -- знания о среднем. Но фокус сложных систем в том, что часть свойств они проявляют в редких, особых условиях. А без них вы не поймете систему глубоко, не построите фундаментальную теорию.

Как кривая на графике, что при одних значениях X ведет себя плавно, а при других начинает метаться, и вы никак это не узнаете, пока не зайдете в крайние значения. Вы можете долго обманываться насчет её уравнения. [метафорой мозга лучше, конечно, считать странный аттрактор]

Отсюда редкие и необычные случаи, т.е. скрытые в “хвостах” статистики, очень важны. Их не надо отбрасывать, напротив, они могут стать ключом, их нужно изучать, искать. Трудность же в том, что они требуют особой проницательности ума. А не каждый у нас Лурия или Рамачандран. Хотя в эпоху Big Data такие люди нужны тем паче.

"In sum, CG highlights the importance of considering individual cases to challenge our assumptions about neurocognition. [...] Beyond our current theories of brain plasticity, compensatory mechanisms, or cognitive reserve, there seem to be hitherto unknown forms of functional resilience. Reporting on unusual patients and disseminating the puzzling findings they offer contributes to fostering new avenues of research and thus inspire both theoretical and translational developments in the field".

Цените аномалии.

García AM et. al. A Lesion-Proof Brain? Multidimensional Sensorimotor, Cognitive, and Socio-Affective Preservation Despite Extensive Damage in a Stroke Patient -- Front. Aging Neurosci., 2017 doi: 10.3389/fnagi.2016.00335

* Как пишет Wiki: “САК — угрожающее жизни состояние, может привести к тяжёлой инвалидизации пациента даже в случае ранней диагностики и адекватного лечения. До половины случаев САК заканчиваются летальным исходом”.
homuncul

Замена органов: повернитесь к биологии, не отворачивайтесь от нее

Против искусственных почек, трахей, мочевых пузырей и разных органов и тканей пишет в Nature  профессор в McGowan Institute for Regenerative Medicine, зам. редактора журнала “Регенеративная медицина”. Против не в том смысле, что “деталь” человека, напечатанная на 3D принтере -- плохо, а в том, что это тупиковый путь, временное решение. Такое, как правило, не работает.

С 1990-х растет энтузиазм вокруг искусственных органов. Тканевые инженеры создают все более впечатляющие прототипы, придумывают трюки, как обмануть иммунную систему. Но профессор отмечает, почти все так и остаются демонстрациями, не уходя в медицину.

Главная причина: орган состоит из разных типов клеток, он должен быть пронизан сетью сосудов, нервных и лимфатических путей. Каждая клетка должна поверить, что она часть организма -- ей нужны правильная кислотность, механическое напряжение, концентрация кислорода, сигнальные молекулы, связи с другими клетками. Вы не можете это просто напечатать. Не говоря уже об иммунной системе -- она считает искусственный орган инородным телом, и атакует его. Тогда вам нужно либо постоянно её дурачить (что сложно), либо подавлять.

Где же выход?

Обратиться к ресурсам самого организма. Тот же аксолотль легко может отрастить заново лапу, даже часть мозга. Человек не может, но инструкции по созданию любой части тела у него есть, они “записаны в генах”. Профессор говорит: вместо того, чтобы прятаться от иммунной системы или бороться с ней, мы должны использовать ее силу. Лучшая стратегия -- не создавать детали и заплатки, а найти те сигналы, что управляют регенерацией.

Тканевая инженерия будущего выглядит так: делаем “заготовку” органа, помещаем его в тело и подаем команду. Используем организм как биореактор -- он делает основную работу.

Автор идет не в ногу с теми, кто любит фокусы типа “на 3D принтере напечатали ухо”. Кто видит ключ к успеху в развитии технологий: вот слепили “орган”, он быстро деградирует, отторгается, но мы доведем его до ума, сделаем биосовместимым. Ведь прогресс не остановить, будут новые материалы, новые решения. Тут не поспоришь, однако это -- парадоксально -- взгляд из прошлого, подход ХХ века. Правда за профессором.

Медицина будет уходить от грубой механики, все больше станет искать вдохновение в резервах самого организма. Здесь та же линия, о чем я писал по случаю сделки Google и GlaxoSmithKline. Повторюсь, идея глубже, чем вопрос “как заменить почку”. Речь о том, чтобы мыслить как биологи, а не как инженеры (хотя и это бывает полезно). Или еще шире -- изменить “объект” на “субъект”.

Тканевая инженерия, электроника, импланты -- будут развиваться, причем бурно и успешно. Мы станем киборгами, о чем я и сам писап. Но это будет связано больше с усилением, расширением наших возможностей, взаимодействием с техносредой. То, что умеет организм, лучше отдать ему, не делать его работу. По кр. мере до тех пор, пока мы от организма не откажемся (во что я в обозримом будущем не верю).

Perspective: Work with, not against, biology --Nature (08 December 2016)
homuncul

Неожиданный д.м.н.

Вчера на съезде "Нейронет" случился занятный эпизод.

Брюховецкий Андрей Степанович, генеральный директор клиники "Нейровита"

Доктор медицинских наук, профессор, невролог. Руководитель центра биомедицинских технологий ФГБУ Федеральный научно-клинический центр специализированных видов медицинской помощи и медицинских технологий Федерального медико-биологического агенства России. Вице-президент международной ассоциации нейрореставрологии, член Европейского неврологического общества.

Всколыхнул собрание.

14853063_857131207755904_5676224329792437735_o[1].jpg

Говорили, конечно, о нейротехнологиях: что достигнуто в мире, как угнаться и что мы можем уже сейчас. Участник команды Cybathlon от России, инвалид, с помощью 8-канальной ЭЭГ (шапочка на голову) провел мультяшного человечка по дистанции -- показал то, что он делал на состязании в Цюрихе. Там он на несколько секунд отстал от победителя и был вторым.

Затем были впечатления от Cybathlon, детали подготовки, планы на будущее. Надо усложнять задачи, переходить на сухие электроды. И так далее. Встает Брюховецкий и к разработчику:

-- Скажите, а какое отношение ваше устройство имеет к нейроинтерфейсам?.. Вы снимаете информацию не с мозга, а с мышц головы. Какое отношение к мозгу это имеет?

В зале замешательство. Невролог поведал историю о мокрой тряпке, с которой снимали ЭЭГ, и несколько специалистов бились над диагнозом "пациента". Затем продолжил:

-- Вы выдаете желаемое за действительное, вы снимаете потенциалы мышц. ЭЭГ без экспертизы использовать сегодня нельзя, потому что толку от нее никакого нет. Мы единственное, что можем показать -- это судорожную активность.
Ответные заверения в том, что артефакты от сигнала отличать мы умеем, не дали эффекта.

-- Поверьте, вы делаете то, что кажется вам важным, но на самом деле это не нейроинтерфейс. У вас нет информации о мозге. Вы создали красивую игрушку, которая реагирует на какие-то мышцы. Я занимаюсь этой проблемой вместе с Эндрю Шварцем из Питтсбурга и понимаю, о чем я говорю. Надо называть вещи своими именами, это не нейроинтерфейс.

Передаю дословно.

Collapse )
homuncul

Электроцевтика. Все болезни от нервов

Уже неделю хочу написать про то, как Google сделал ставку в биоэлектронной медицине, но руки не доходят. Для развернутой заметки -- как оно того заслуживает -- времени нет, поэтому кратко. Дочка Google и британский фарм-гигант GlaxoSmithKline учредили компанию, сумма сделки $715 млн. Это знаковое событие -- игра вышла на новый уровень.

В двух словах: биоэл. медицина опирается на электрическое воздействие вместо химического. Мишень -- главным образом, нервные волокна. Вместо таблеток и микстур -- импланты или носимые устройства.

Почему она набирает силу? Две основные причины.

Первое, техника становится круче: микро, нано, мощь вычислений, новые материалы (биосовместимая мягкая электроника) и т.п. Из свежего, neural dust -- сенсоры размером с песчинку, их можно помещать в тело, и они работают.

Второе, скудные “успехи” фармакологии в лечении неврологических расстройств -- там и правда все грустно. И все понимают, что тренд заболеваний нервной системы только усилится (старение населения, стрессы современного мира).

Почему сделка знаковая? Потому что новый крупный игрок, и ставка взлетела на порядок. Игра началась несколько лет назад, если не заглядывать слишком далеко -- понятно, что пейсмейкеры и DBS прижились в медицине давно. Но всерьез отсчет пошёл с опытов Кевина Трейси (стимуляция блуждающего нерва) и прихода Криса Фамма в качестве руководителя GSK Bioelectronics R&D.

Фамм убедил GSK инвестировать в компанию Трейси $25 млн. Затем объявил Bioelectronics Innovation Challenge: $1 млн получит тот, кто “первым создаст небольшое, имплантируемое, беспроводное устройство, которое сможет записывать, стимулировать и блокировать функционально-специфические нервные сигналы конкретного висцерального органа”.

Это было три года назад. Сперва десять отобранных команд получили по $200 тыс, сегодня остались три финалиста -- им дали по миллиону на исследования. Победитель возьмет еще миллион.

За два года включились DARPA и NIH. Теперь Google. И $715 млн -- уже деньги.


Имя новой компании: Galvani Bioelectronics. Её возглавил Крис Фамм.

На наших глазах рождается новая стратегия, перпендикулярная фармакологии. Медицина будет меняться, но не только засчет генной терапии, о чем любят писать. Она будет меняться путем перехода на новый язык диалога с организмом. Этот язык электрический.

Нервная система окутывает и пронизывает всё. Она главный регулятор внутренних процессов, от эмоций и мышления до пищеварения и выделения. Научитесь ‘программировать’ на этом уровне, и вам не придется ковыряться внизу, в молекулах (по кр. мере, часто). Молекулы взаимозаменяемы, и потому обманывают.

Здесь скрыта еще одна идея, более философская: переход от пассивного организма к активному. Не делать работу за него, вводя недостающие вещества, а перезапустить их производство. Включить программу. В том числе по регенерации.

Впрочем, это уже хлеб Майкла Левина.

Но и без всякой философии ясно: область очень интригующая и на взлёте. Объем рынка будет стремительно расти. Делайте выводы.

Завершу преамбулой к симпозиуму по биоэлектронной медицине, что пройдет в сентябре 2016:

we step closer to the promise of bioelectronic medicine — to naturally reproduce a drug's therapeutic reaction by mobilizing the body's natural reflexes to develop effective, safe and economical alternatives to pills and injectables.

См. также Bioelectronic medicines: a research roadmap
homuncul

Ворота в мозг

В далеком 2010 году встречался с Юрием Даниловым, разработчиком прибора BrainPort – того самого, что позволяет слепым видеть языком. Тогда мы сделали большое интервью ("Видеть языком"), Данилов подробно рассказал, что и как. Но уже в то время он приспособил прибор и для других целей: работал с больными, потерявшими координацию и способность нормально двигаться. Привезенный в Москву BrainPort лишился камеры и не передавал изображение. Просто стимулировал язык. Данилов использовал прибор для нейрореабилитации, чему я был свидетелем.

Пора рассказать, как продвинулось дело и какие перспективы открылись. Нахожу это более сногсшибательным, нежели зрение через язык. Заранее согласен: звучит как фантастика. Я бы не поверил, если бы не знал Данилова, его предыдущие результаты со слепыми, минимальную физиологию, стоящую за этим, про рост внимания к стимуляции в нейромедицине. А главное – если бы не видел видеозаписей пациентов «до» и «после». Изложенное ниже можно поделить на три, подразумевая, что не на всех срабатывает; что на деле не все так гладко. Но даже в таком варианте принять будет сложно. Статью опубликовал РР. Текст для удобства привожу полностью.


Ворота в мозг «Русский репортер» №7 (383), март 2015

На первом видеоролике женщина идет по коридору. Впрочем, слово «идет» не передает реальной картины. Мы видим пациентку, едва переступающую ногами, с трудом сохраняя равновесие; её качает в стороны, она осторожно перешагивает небольшой брусок и не падает лишь потому, что ее подстраховывает другая женщина. Помощница всегда рядом: элементарные задания – посмотреть направо и налево во время ходьбы, развернуться, обойти препятствие – даются пациентке с большим трудом.

Пять лет назад она попала в аварию. Ноги вполне здоровы, но мозг пострадал и не может наладить контроль движений. В итоге инвалидность, сильные нарушения речи и тяжелая депрессия. Врачи не нашли средства помочь – разведя руками, они предложили ей заново учиться жить. Вот так, после безуспешных скитаний по клиникам, она оказалась в лаборатории нейрореабилитации Университета штата Висконсин (США).

Второе видео снято спустя пять дней после первого. Та же женщина уверенно идет по коридору, легко обходит и перешагивает, спускается и поднимается по лестнице. А в конце ролика, чтобы нас добить, прыгает со скакалкой. За пять дней, прошедших с тех пор, пациентка не принимала чудо-лекарств и не ложилась под скальпель хирурга. Все что было – короткие занятия с электрическим прибором, созданным в лаборатории.

— Если бы я сказал, что то, что мы делаем, может помочь таким хроническим больным, вы бы мне не поверили, — признается Юрий Данилов, научный руководитель лаборатории. — Я бы сам себе не поверил. Даже в моем сознании это уложилось с трудом.

Данилов не врач, но через его руки прошли сотни тяжелых пациентов. Это люди после инсультов, сотрясений мозга, больные рассеянным склерозом и болезнью Паркинсона. В лаборатории придумали технологию, которая обещает изменить облик медицины.

Прибор устроен вопиюще просто: коробочка, из которой торчит лопатообразная пластина, накладываемая на язык. Пластина зажимается зубами, с прибором можно как угодно двигаться, и все это время язык получает легкие электрические импульсы. Это совсем не больно, покалывания от пластины Данилов сравнивает с пузырьками шампанского. Он показывает один видеоролик за другим – пациенты до и после – и везде примерно одна картина: к людям возвращается свобода движений, они начинают ходить без посторонней помощи.

— Мы не клиника, мы разработчики. Я работаю с пациентами, только когда у меня есть разрешение на определенное число больных. И если у нас нет возможности дать человеку прибор, чтобы он уехал с ним домой, мы просто не беремся за его лечение, — предупреждает Данилов.

Пару лет назад его лаборатория подключилась к программам правительства США. Они связаны с реабилитацией контуженых солдат, реабилитацией после спортивных травм – сейчас это одна из острейших проблем в штатах. Прибор разрешен Управлением по контролю пищевых продуктов и лекарственных средств (FDA), но считается экспериментальным и не продается. Collapse )