Category: путешествия

homuncul

Фрейд

Конференция в Университете Кларка, 1909.
Третий слева в нижнем ряду – Уильям Джеймс; далее – Уильям Штерн (основоположник IQ); человек с тростью – Зигмунд Фрейд, а молодой мужчина слева от него – Карл Юнг. Ну и в целом, добрая половина – классики.

/

Фрейд на конференции прочел цикл лекций по психоанализу. Это был единственный раз, когда он публично выступал в США. Университет Кларка на тот момент имел заслуженную репутацию, а Фрейд и Юнг были почти незнакомы широкому кругу специалистов. Благодаря президенту университета (G. Stanley Hall, справа от Фрейда), который сам был ведущим психологом, работал одно время в Берлине и поддерживал связь с коллегами из Европы, ему удалось заполучить Фрейда на свою конференцию. Собственно, для последнего поездка тоже оказалась удачной, так как в результате он приобрел известность в западном полушарии.

По ссылке письмо от президента университета, приглашающее Фрейда на конференцию, и его рукописный ответ. На поездку университет выделил аж 750 долл.
homuncul

Непрошенные пассажиры

Паразиты почти никогда не используют подобные стратегии против человека, но есть и исключения. Так, ришта проводит начало жизни, свернувшись клубком внутри плавающего в воде веслоногого рачка. Если человек, захотев пить, проглотит с водой и рачка, то рачок, растворившись в кислоте желудка, освобождает ришту. Паразит уползает из желудка в кишечник и, пробуравив его стенку, забирается в брюшную полость. Оттуда он отправляется в путешествие по соединительным тканям тела и странствует, пока не найдет себе пару. Двухдюймовый самец и двухфутовая самка вступают в сексуальную связь, после чего самец уползает умирать, а самка ползет под кожей к ноге. В пути оплодотворенные яйца начинаются развиваться, и к тому моменту, когда самка добирается до места назначения, яйца в ее матке успевают лопнуть и превратиться в кучу суетливых детенышей.

Этим детенышам, чтобы стать взрослыми, необходимо тоже попасть в веслоногого рачка, поэтому они гонят своего хозяина - человека к воде. Они так энергично возятся в матке матери, что частично выдавливают ее из тела; несколько личинок при этом вырываются наружу. Взрослые ришты приручают иммунную систему человека до такой степени, что могут без помех путешествовать по нашему телу, а вот детеныши поступают как раз наоборот. Они вызывают сильную реакцию, иммунные клетки во множестве стекаются к ним, кожа вокруг распухает и покрывается волдырями. Самый простой способ, каким жертва может получить облегчение от острой боли в ране, — это полить ее прохладной водой или просто сунуть ногу в пруд. Детеныши, которые уже успели выбраться из матери и находятся теперь в волдыре, отзываются на контакт с водой очень просто: уплывают прочь. Мать тоже реагирует на воду, выпуская на волю еще больше детенышей. При этом даже не нужно, чтобы матка выдавливалась наружу; мать выпускает малышей еще более странным путем: через рот. При каждом соприкосновении с водой и каждом сокращении пищевода полмиллиона малышей поднимаются ко рту ришты. Эти сокращения выталкивают ее из раны кусочек за кусочком, пока наконец и мать, и малыши полностью не покинут хозяина — мать для того, чтобы умереть, а малыши отправятся искать в воде новых веслоногих рачков, внутри которых можно свернуться колечком.

Это отрывок из книги «Parasite Rex», недавно вышедшей на русском. Хороший ее обзор был у Иванова-Петрова. А Элементы вывесили в открытый доступ главу.
Автор – известный «там» научный журналист, один из лучших, кто пишет на темы эволюции и биологии. Книг его, правда, мне читать не доводилось (а он их написал десяток), зато я хорошо знаком с его научно-популярными статьями.

В то время как в России вышла «Паразиты», книга десятилетней давности, на англоязычный рынок в продажу поступила его свежая книга «A Planet of Viruses» (2011). Два фрагмента которой есть в сети: здесь и здесь. Если кого заинтересует.


Собственно, это просто бесплатная реклама хорошей книги. А мысль возникла следующая. Все мы имеем опыт жизни в теле другого существа. Вполне можно считать, что в качестве паразита. Более того, паразитарное существование продолжается еще довольно продолжительное время после рождения. Взрослые особи в буквальном смысле тратят свои ресурсы на обеспечение потребностей беспомощного младенца, затем ребенка. Который, надо отметить, имеет немалые возможности манипуляции своими покровителями (не хуже Toxoplasma gondii). Что важно, личность человека, его характер формируется как раз в стадии паразитного существования. И вот вопрос, имеет ли это фундаментальные последствия для всей культуры, которую создает такое человечество. Скажем, были бы моральные нормы другими, если бы люди появлялись на свет готовыми сразу вести самостоятельную жизнь. Или например, какова будет религия у разумных паразитов, живущих в теле другого существа…

Понятно, биологически такие сценарии запрещены. Но как повод что-то дополнительно понять о самих себе, может, имеет смысл.
homuncul

Эволюционизм: редко используемый аргумент

Поскольку заглянуть в прошлое невозможно, эволюционные дебаты нередко носят абстрактный характер. Скептики требуют переходных форм, их оппоненты предъявляют фрагментарные останки. В то же время вопрос, как тот или иной «переходный» организм мог в действительности жить и выживать, в большинстве случаев остается без ответа. Особенно чувствительный момент – крупные эволюционные события, предполагающие кардинальные перестройки тела и образа жизни. Скажем, выход рыб на сушу. Говоря откровенно, это из области фантастики: мы все знаем рыб, разве могут рыбы выжить вне воды? да и зачем бы им это стало нужно? Реконструкции условного Тиктаалика не сильно убеждают, в конце-концов художник может нарисовать что угодно, и за ним не проверишь.
Для меня удивительно, что в спорах эволюционисты редко вспоминают о «переходной» форме, которая существует в наше время и замечательно себя чувствует. Это илистый прыгун. Рыба, большую часть времени живущая вне воды и передвигающаяся по суше на плавниках. На мой взгляд, одно короткое видео этой рыбы снимает большую часть вопросов на вышеозначенную тему.



Ролик является отрывком из фильма ВВС Life (2009). Потрясающие съемки, удивительные подробности жизни разных животных и нарратив Дэвида Аттенборо. Это высший уровень, настоятельно рекомендую.

После сюжета об илистом прыгуне в фильме идет рассказ о рыбе, которая взбирается вверх по отвесным скалам на десятки метров. Если бы кто-нибудь предложил эволюционный сценарий, согласно которому живущая в океане рыба поднимается по скалам, чтобы попасть на остров и продолжить жить в пресной воде, моя реакция была бы предсказуемой: я бы порекомендовал автору лечение. Однако такая рыба - самая что ни на есть реальность.
homuncul

первобытный человек помнил по-другому

Выготский и Лурия высказали предположение, что память первобытного (примитивного) человека качественно отличалась от нашей и представляла собой эйдетическую форму. Процесс перехода примитивной памяти в современную заключался в выносе отдельных функций памяти за пределы мозга при помощи внешних систем знаков, мнемотехники, развившихся впоследствии в письменность. Что способствовало развитию мышления в сторону оперирования абстрактными понятиями и формировало другой тип организации памяти.

§ 4. Память примитивного человека

"Сущность этой формы памяти заключается в том, что человек может, как говорит Йенш, в буквальном смысле слова снова видеть раз показанный предмет или картину тотчас же после рассмотрения их или даже после долгого промежутка времени. Таких людей называют эйдетиками, а самую форму памяти - эйдетизмом. Это явление открыл Урбанчич в 1907 г., но только в последнее десятилетие эти явления были экспериментально исследованы и изучены в школе Йенша.

Collapse )


Лев Выготский, Александр Лурия
"Этюды по истории поведения: Обезьяна. Примитив. Ребенок" Содержание